суббота, 29 августа 2015 г.

Русские добровольцы Оранжевой республики


Как и сегодня русские добровольцы прошлого шли сражаться на стороне правды, в стремлении помочь народом находящимся в заведомом слабом положении и желании помочь защитить Родину от агрессивной империалистической политики. Это были люди честные, искренние для которых правда и справедливость важнее жизни. Сегодня русские добровольцы идут на помощь братскому народу Украины в стремлении с побратимами защитить страну от российского олигархата и неосоветского империализма.

Украина, как и независимые республики Южной Африки тогда, фактически не имела своей армии и главной силой сопротивления стали добровольческие подразделения патриотов, в которые и устремились русские добровольцы. Не за славой, а в стремлении жажды свободы сегодня они сражаются в Украине. Для получения боевого опыта и возвращении на Родину мечтают они, что бы русская национальная революция могла не только состояться, но и смогла защитить себя в грядущие, а в этом нет сомнения, сложные годы защиты русских национальных интересов.

История имеет множество параллелей и в этой статье мы раскроем малоизвестные факты участия русских добровольцев на стороне буров в англо-бурской войне.



Под предлогом помощи страдающим от бесправия соотечественникам англичане пытались захватить Йоханнесбург в 1895 году, которая закончилась неудачей. Это стало прелюдией перед второй англо-бурской войной 1899-1902 гг. Война завершилась подписанием 31 мая 1902 мирного договора, согласно которому буры признали аннексию Трансвааля и Оранжевой Республики Англией и власть Британской короны.

На стороне буров воевало несколько тысяч добровольцев из разных стран. По данным историков англо-бурской войны (английского - Х.Хиллегаса) и (южноафриканского - Б.Потингера), в бурских отрядах сражалось более 2,5 тыс. иностранных волонтеров, из которых большую часть составляли голландцы (650 чел.), немцы (550 чел.), французы (400 чел.). Воевали также американцы (300 чел.), русские (225 чел.), итальянцы и ирландцы (по 200 чел.), норвежцы, шведы (150 чел.) и др.

Наиболее заметной фигурой среди русских добровольцев, бесспорно, стал отставной подполковник Е.Я.Максимов. Офицер императорского гвардейского полка, он участвовал во многих военных экспедициях, в том числе в Туркестан и Абиссинию. В Южной Африке сыграл выдающуюся роль в объединении европейских добровольческих отрядов. Изучив обстановку на фронте, Е.Максимов принял командование “Иностранным легионом” (сборным отрядом европейцев-волонтеров) после гибели его командира – французского полковника В.Марейля. Возглавлял голландский корпус, действовавший в составе бурских армий под командованием Ф.Боты и П.Кольбе под Блюмфонтейном, где под его руководством впервые была произведена систематическая разведка. Преимущества настоящей европейской рекогносцировки были высоко оценены бурами. Голландский отряд под командованием Е. Максимова участвовал во многих сражениях и по праву считался лучшим добровольческим соединением бурской армии.

В марте 1900 г. на встрече с президентами Трансвааля (П.Крюгером) и Оранжевого Свободного Государства (М.Штейном) именно подполковник Е. Максимов подал идею об отправке уполномоченной бурской делегации в Россию, Германию и Голландию с просьбой о посредничестве европейских держав в урегулировании южноафриканского конфликта. По его инициативе 5 (18 марта) 1900 г. президентом П.Крюгером была отправлена официальная нота с мирными предложениями Великобритании.

В апреле 1900 г. Е.Максимов участвовал в нескольких кровопролитных боях против англичан. Последним для русского подполковника военным предприятием во главе “Иностранного легиона” стало сражение при Табанчу 28-30 апреля 1900 г. Отряды Е.Максимова и П.Кольбе удерживали стратегически важную позицию на горе Туба. У.Черчилль, бывший в то время военным корреспондентом в Южной Африке, так описывал начало сражения при Табанчу: “Ряды их (буров) шли в таком стройном порядке, что их узнали (англичане), только когда увидели на одной с собой плоскости войска, движущиеся на юг… Открыли по ним артиллерийский огонь. Несмотря на жужжавшие вокруг гранаты, отряд продолжал свое наступление”. К концу дня 29 апреля высота была взята отрядом Е. Максимова, но сам он не мог более оставаться на передовой, получив несколько серьезных ранений. Сестра милосердия Софья Изъединова писала в своих воспоминаниях: “Отряд Максимова в этот день особенно выделился неустрашимостью и стойкостью, заняв с бою часть горы Туба - ключ всей позиции – и удерживал ее до ночи”.

В мае 1900 г. русский офицер был избран бурами фехтгенералом (боевым генералом). Однако вследствие полученных тяжелых ранений был вынужден покинуть Трансвааль и вернулся в Россию. Военная деятельность подполковника Е.Максимова в Южной Африке осталась не известной на родине, получив широкое признание в обеих бурских республиках.

Многие русские добровольцы отправлялись в Южную Африку и с целью набраться боевого опыта в современной войне. Некоторые из них (капитан Н.Иолшин, поручик В.Никитин и др.) позднее принимали участие в русско-японской и первой мировой войнах. Так, по словам Е.Августаса, В.Никитин, “безусловно выдающийся офицер, храбрый и всей душой преданный военному делу, изучив горную войну в Натале”, отбыл во Фрейштат “ознакомиться со степной войной”.

Русские добровольцы выгодно отличались от большинства иностранных волонтеров своей боевой выучкой и высокими моральными качествами. 125 человек из 250 присоединились к бурским “коммандо” (вооруженные отряды) и храбро сражались до самого конца войны в Европейском легионе французского полковника В.Марейля, сборном партизанском отряде капитана Терона, в русском отряде под командованием капитана А.Ганецкого, сына генерала, героя русско-турецкой войны. О составе этого отряда остались краткие свидетельства военного инженера В.Рубанова: “…Русский отряд, состоявший из 57 человек, обращал на себя всеобщее внимание – публика в его составе собралась интеллигентная, порядочная.., не было ни одного, приехавшего на театр военных действий с целью наживы, …тогда как в большинстве своем волонтеры иностранных отрядов прибыли помародерствовать, пограбить под шумок”.

Интересны факты об участии в этой войне наших исторических фигур. Например, Александр Иванович Гучков отправился на неё вместе с братом. Участие в англо-бурской войне сыграло важную роль в его дальнейшей карьере — у него появилась репутация военного специалиста, которую имели лишь немногие из Политиков того времени. Гучков, как известно, стал позже председателем Думы, затем, в 1917 году, — военно-морским министром Временного правительства.

“Не потому мы сочувствуем бурам, что дело их правое, что на их стороне законность и справедливость, … не этим объясняется всеобщий порыв искренних симпатий к бурам, а тем высоким и непоколебимым мужеством, с которым народ этот шел на гибель за свою свободу…”, — писал в своих мемуарах непосредственный участник событий русский доброволец Е.Ф.Августас. Отмечая “поразительные примеры стойкости и терпения”, воздействующие “потрясающим образом” на европейское общество, русский офицер подчеркивал, что “у нас … эти примеры пробудили лучшие человеческие чувства … справедливости, негодования перед насилием и готовность к самопожертвованию”.

Сочувствие русских бурам было на столько велико и так популярно в России, а их стремление к свободе и самопожертвованию явилось примером для народных антисоветских восстаний, что одной из песен Тамбовского восстания стала популярная тогда в России песня «Трансвааль, Трансвааль, страна моя…».
#РПА